ignat_dvornik (ignat_dvornik) wrote,
ignat_dvornik
ignat_dvornik

Categories:

Бизерта, христианской кладбище, русский участок... часть 3-я

Христианское кладбище в Бизерте.
Место упокоения испанских и итальянских семей.
Уютные склепы и саркофаги на 8-10 захоронений.
Отчего то, вдруг, сразу память подбросило незабвенное:

Героям фильма не захотелось, а мы для этого, для осмотра сюда и приехали...
Никакого уважения к мертвым у местных нет...
Нам сказали, что мраморные плиты просто увозили и... мостили ими пол в доме, делали лестницы.
Ограды шли на заборчики и прочие радости. Или просто на арматуру...
(без названия)
Поэтому по всему периметру стены вот так - просто и надежно... реально надежно...
(без названия)
Ну и вот этот очень зубастый и громкий страж. На ночь его просто выпускают... такой вот стафордшир тунисский :-)
Реально никому не верящий, кроме хозяина Цербер... :-)

(без названия)
Впрочем и сами смотрители не сильно заморачиваются.
Склад в склепе семьи Солет...
Да и живут они в роскошном склепе... Переоборудованном под жилье.
(без названия)
За склепом семьи Лена ухаживают. Видите пальмовые ветви...
PalmDay, аналог нашего Вербного Воскресенья... или наоброт.


(без названия)
А вот здесь давно уже никого не было... совсем...
(без названия)
И здесь. Многолетние оливы и фикусы растут прямо из могил, пронизывая их корнями и взламывая тяжелые мраморные надгробия...
(без названия)
Могила Анастасии Манштейн-Ширинской. Двухлетней девочкой она оказалась в бизерте и всю жизнь отдала Русской эскадре и местному университету, где она с грандиозным успехом преподавала математику.


(без названия)
Русский адмирал Владимир Николя.

Николя́ Владимир Владимирович (1881 - 3 апреля 1923(Бизерта), контр-адмирал.

1903 - Морской кадетский корпус. Капитан 1о ранга. В Вооружённых силах Юга России и Русской Армии доэвакуации Крыма, начальник штаба Черноморского флота.

1920Контр-адмирал. На 25 марта 1921 в составе Русской эскадры в Бизерте (Тунис).

1921 (июнь) – 1922 (июнь) – председатель Комиссии по делам русских граждан в Северной Африке.

Кавалер орденов Орден Святого Георгия, Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами, Орден СвятойАнны 2-й степени с мечами.


(без названия)
Сестра Анны Ширинской.
Вообще семья русских моряков с немецкой фамилией Манштейн принесли очень много пользы французскому Сопротивлению.
Разве могли немцы и итальянцы предположить, что почтиродственник Манштейна - связной и разведчик Сопротивления.
Вот так то...
(без названия)
(без названия)
(без названия)
Красивые молодые люди... Двадцать лет парню...


(без названия)
А вот это могила, которая никакого отношения к Бизертской эскадре не имеет.
Броненосец "Цесаревич" и его личный состав первыми пришел на помощь жителям Мессины.
Помните у Блока:
"И страшен будет вам провал
И Лиссабонна и Мессины"
***
Граф Гаральд Карлович
Глава IV. В заграничном плавании на крейсере «Адмирал Макаров». Землетрясение в Мессине (1908–1909) [168]
Однако 15 декабря старого стиля это спокойствие было нарушено. Рано утром, при совершенно тихом море, вдруг прошла высокая волна, которая раскачала все корабли. Этот факт всех очень удивил, но ему никто не придал особого значения. Но около десяти часов к адмиралу приехал страшно взволнованный городской голова и рассказал, что получено известие о происшедшем сегодня рано утром сильном землетрясении, захватившем южную конечность Калабрии и северную Сицилию. Город Мессина совершенно разрушен и горит. В нем погибло несколько десятков тысяч людей. Пострадало и много других, более маленьких селений. Он умолял адмирала выйти с отрядом в Мессину на помощь пострадавшим людям.

Адмирал Литвинов был нерешительным человеком, и хотя понимал, что необходимо оказать помощь пострадавшим, но боялся проявить самостоятельность и решил предварительно запросить телеграммой Петербург. Весть о землетрясении быстро распространилась по кораблям, и офицеры заволновались, а когда стало известно, что адмирал запрашивает Петербург, то есть что будет потрачено на это добрых 6–7 часов, то насели на своих командиров. Тогда наш командир и командир «Богатыря» капитан 1 ранга Н. А. Петров-Чернышин поехали к адмиралу и уговорили его, не дожидаясь ответа и по мере готовности кораблей, разрешить им идти в Мессину{215}.

«Макаров» первым поднял пары и вышел в море. Мы снялись с якоря еще не имея достаточно паров во всех котлах, и поэтому шли средним ходом, но потом довели до полного. Все только и говорили об этой катастрофе, но не представляли грандиозности разрушений и гибели такого количества людей.

Во время перехода командир приказал докторам собрать все наличные перевязочные средства и со всем медицинским персоналом приготовиться к съезду на берег.

Кроме того, было приказано двум ротам надеть рабочее платье и высокие сапоги и приготовить веревки, ломы, кирки и лопаты.

Скоро на горизонте показались высокие столбы дыма, и чем ближе мы подходили к Мессине, тем ярче вырисовывались пожары и разрушения. В нескольких местах вырывалось пламя. Фактически весь город был разрушен. Всюду виднелись полуразрушенные дома. В гавани [178] затонуло несколько пароходов, и все стенки покосились и дали трещины. Кое-где на набережной виднелись люди, которые махали руками и что-то кричали. Очевидно, звали на помощь.

Перед командиром встал вопрос: отдать ли якорь на рейде или войти в гавань. Если встанешь на рейде, далеко от берега, то нельзя оказать быструю и интенсивную помощь, а войдешь в гавань — подвергнешься большому риску, так как несомненно, что ее дно деформировалось. Да если и удастся в нее войти, то всегда могут произойти новые деформации, пока мы будем стоять в ней, и тогда там застрянем. Но командир не долго колебался и решил рисковать и войти в гавань, благо адмирала еще не было.

Мы начали входить самым малым ходом, все время измеряя глубину. Пришлось маневрировать между затонувшими пароходами, и это было чрезвычайно трудно. Однако крейсер благополучно прошел в глубину гавани, отдал якорь и подтянул корму к ее стенке.

Увидя входящий крейсер, на набережной стала собираться толпа обезумевших от пережитых ужасов жителей. Все кричали и размахивали руками; разобрать, что они кричат, мы не могли. Во всяком случае, они с большой готовностью помогли нам завести швартовы и притащили большую сходню.

Тем временем на верхней палубе уже выстроились две роты и медицинский персонал. Предполагалось, что половина команды будет работать до обеда, а другая после (то есть одна до двух часов дня, а другая с двух и до темноты). Всю команду нельзя было сразу отпустить на берег, так как всегда могла явиться необходимость срочно сняться с якоря.

Как только наладилось сообщение с берегом, на палубу влезли несколько итальянцев, имевших какое-то отношение к властям города, и стали умолять как можно скорее послать людей на помощь пострадавшим. Они поясняли, что под обломками заживо погребено много тысяч людей, которых еще можно спасти. Они также просили оказать медицинскую помощь сотням раненых. Наша помощь оказывалась особенно ценной, потому что мы первыми пришли к месту катастрофы, и до этого жители были предоставлены самим себе.

Уговаривать нас не пришлось. На берег немедленно сошли обе роты, доктора, фельдшеры и санитары. Последние немедленно открыли санитарный пункт. А роты разделились на маленькие группы и начали раскопки, по указанию местных жителей.

Но этим наша помощь не ограничилась, и командир согласился взять на крейсер раненых и вечером отвезти их в Неаполь, для помещения в госпитали. Когда это стало известно на берегу, то со всех сторон на «Макаров» стали приносить тяжелораненых, и их распределяли [179] в командных помещениях и на верхней палубе. Сразу же выяснилось, что мы бессильны оказать помощь в достаточной мере, так как раненых тысячи, и необходимо их мыть, оперировать, перевязывать, а затем за ними ухаживать и кормить. У нас для этого не было ни достаточных медицинских средств, ни персонала. Весь экипаж крейсера сбивался с ног и делал, что мог.
***
(без названия)
22 моряка погибших в Бизерте.
Очень странная смерть. Почти самоубийство. Разные люди, разных сословий. Не смогли перенести начало передачи кораблей Эскадры Советской республике.
(без названия)
памятный крест от таможенного комитета России.
От Черноморского флота - ничего, что очень странно...

(без названия)
Просто могилы просто европейцев...
(без названия)
(без названия)
Склепы, склепы, склепы...

Далее наш путь лежал к Храму Александра Невского... и на площадь Анастасии Ширинской.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ignat_dvornik december 14, 14:01 6
Buy for 100 tokens
#наулицезима, а у Дворника #чеклист :-) Когда то, кажется это было давно, пригласили меня в одну очень интересную. организацию. Послужить, поработать. И всё бы было хорошо, но входной контроль кандидатов осуществлялся черех полиграф. В простонародье - "детектор лжи" Интереснпя скажу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments